Россия-Белоруссия: валютный союз

Наталия Федосенко/ТАСС

По 50 копеек

Конкретных сроков утверждения «дорожной карты» интеграции России и Белоруссии пока нет, новости СМИ по данной теме носят «сугубо предварительный характер». По крайней мере, так прокомментировал РИА Новости сближение стран пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. Однако последние шаги двух государств навстречу друг другу заставили экспертов заговорить о создании уже в ближайшее время общей валюты.

Стороны намерены унифицировать учет собственности, полностью объединить банковский надзор, ввести единый регулятор рынков нефти, газа и электроэнергии и установить гармонизированное государственное регулирование экономики. Для решения большинства вопросов и понадобится единая валюта.

Ранее президент Белоруссии Александр Лукашенко сообщил, что этот вопрос поднимался во время переговоров с Владимиром Путиным. «Он мне так риторически говорит: “Слушай, конечно же, это будет рубль”. Я говорю: “Конечно, рубль”. И у нас рубль, и у вас рубль, зачем нам выдумывать талер. Это будет не российский, не белорусский рубль, это будет наш общий рубль», – цитирует Лукашенко Belta.by.

Также тему единой валюты комментировала  спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Неразрешимых проблем между Россией и Белоруссией не существует – они всегда находят решение. На мой взгляд, или мы строим дальше реальное Союзное государство – никто в России никогда не говорил о создании единого государства – это союз, но это должен быть полноценный союз с точки зрения одинаково развивающихся экономик, потому что интегрироваться в обратном случае будет сложно. Это союз, который должен на том или ином этапе иметь единую валюту, потому что очень трудно с разными валютами определять единую финансовую, валютную политику. Это союз, где должны быть одинаковые подходы к налоговой системе», – считает она.

Славянский евросоюз

Политические интриги и проекты – сложная ипостась для восприятия с точки зрения экономиста, замечает эксперт Международного финансового центра Владимир Рожанковский. К сожалению, в последние годы первое и второе всё чаще переплетаются, принимая причудливые формы, и приходится, фигурально выражаясь, есть чужой хлеб.

Проект интеграции где-то на три четвёртых – политический (и потому сложный для восприятия людьми, далёкими от профессиональной политики), и лишь грубо на четверть – экономический, полагает эксперт. Причём, в данном случае экономика является следствием политики, а не наоборот. Поскольку антироссийская концепция соседней Украины, и Путин это понимает, сохранится в латентном состоянии на долгие годы, то по примеру страны «Антироссия» России нужна страна «Антиукраина», и выбор логическим образом пал на Беларусь.

Лукашенко, видя последствия так называемой «интеграции с Западом» южного соседа и руководствуясь патриотическими чувствами и здравым смыслом, в принципе, готов к более тесной интеграции с РФ – хотя, конечно, как властный лидер понимает, что она возможна только ценой, в той или иной мере, потери власти. Но Белоруссия и не может себе позволить быть полностью самостоятельной, хотя для Лукашенко такой вариант был бы идеальным. Оптимальным предложением для Александра Григорьевича со стороны Москвы была бы широкая автономия с ещё более глубокими правами самоуправления по сравнению, скажем, с Чечнёй или Татарстаном. На худшие условия белорусский лидер, скорее всего, не согласится.

Единая валюта – важный, но, уверен Владимир Рожанковский, всё же не ключевой вопрос интеграции. Даже разноликая Европа смогла объединить свои валюты в одну единую в процессе интеграции 90-х, так почему небольшая экономика Беларуси должна столкнуться с какими-то проблемами на этом пути?

Более серьёзная проблема, если говорить о сугубо экономических аспектах интеграции – отрицательные сальдо внешней торговли и счёта текущих операций Беларуси, что автоматически ставит её в роль акцептора по отношению к «донорской» РФ. Россияне из своих скудных кошельков больше физически не могут оплачивать затратные политические проекты, говорит Владимир Рожанковский, и поэтому ключевым вопросом интеграции  с его точки зрения является не единая валюта, а источник инвестиций и кредитов в Белоруссию (как минимум, на первых порах, пока её экономика не выйдет на положительное сальдо). И, заключает эксперт, вот этот вопрос – на самом деле сейчас самый важный, и все обсуждения и прогнозы надо начинать именно с него.

Тонкости макроэкономики

Союзная интеграция – это процесс, который идет 20 лет, напоминает аналитик управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Александр Осин. Его интенсификация происходит в периоды, когда происходит повышение системных рисков западных экономик и ослабление систем наднационального регулирования. Так было в начале 2000-х, и так было в начале 2010-х.

Схожая ситуация развивается сейчас. Впрочем, есть важное отличие, считает аналитик эксперт. Он отмечает, что белорусский ВВП которой сократился  по сравнению с серединой 2010-х на 20%. Российский сырьевой экспорт при этом не растет в стоимостном выражении. Руководство РБ, говорит Александр Осин, должно быть более сговорчивым, чем, к примеру в 2010 году, когда в рамках обсуждения пошлин Таможенного союза Белоруссия очень жестко отстаивала свое стремление увеличить долю таможенных поступлений с 8,5% до 8,8%.

Однако, обращает внимание Александр Осин, процесс макроэкономической интеграции стран ЕС длился в общей сложности более 30 лет. Единое экономическое пространство и, как итог его создания, единая валюта делают дешевле кредиты, расчеты, способствуют повышению рентабельности производства и торговли, облегчают контроль над инфляцией и способствуют, в итоге, укреплению конкурентоспособности реального и финансового сектора единой наднациональной экономики. Проблема в том, что страны, которые вводят единую валюту, должны обладать аналогичными характеристиками своего платежного, бюджетного баланса, инфляции и ряда других показателей, чего пока в рамках Таможенного союза не достигнуто.

Улучшение макроэкономической ситуации на глобальных рынках – прежде всего, под влиянием монетарного стимулирования – вновь сделает руководство РБ менее сговорчивым, уверен Александр Осин. Ожидания того, что 20-летний процесс объединения теперь близок к завершению, представляется ему преждевременными.

Источник: expert.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here